silver_slider (silver_slider) wrote,
silver_slider
silver_slider

Categories:

Александр Ширвиндт. К юбилею великого актера...

19 июля Александр Ширвиндт отметил 80-летие. Мне посчастливилось познакомиться с ним лично несколько лет назад - брала интервью для журнала "Кампус". Мы говорили не о творчестве, а о жизни в целом, что, мне кажется, всегда интересно... Представляю вашему вниманию получившийся из нашей беседы монолог для рубрики "мастер-класс":)


Александр Ширвиндт: "Зашоренный выигрывает больше"
Народный артист РСФСР, художественный руководитель театра Сатиры считает: тот, кто разбрасывается, чемпионом не становится

«Что значит красиво стареть?» - спросили как-то у Александра Ширвиндта. Ответ был: «Не стареть». И в этом — весь Ширвиндт. Немного грустный, нестареющий, с вечной трубкой в руках.

Многоборье — страшная система
Всегда считал, что многоборье – страшная система. Семь видов спорта. Люди потрясающе прыгают в высоту или показывают метание молота, бегают хоть 100-метровку, хоть 3 тысячи метров. Но это - намного ниже тех рекордов, которые ставят те, кто занимается одним видом спорта. Если это транспонировать на любую профессию, получится очень наглядный пример. Многоборцы, при всем моем уважении к ним — не чемпионы, они многоборцы. А борьба должна быть одна – что в жизни, что в спорте.
С годами приходишь к выводу, что люди, упертые во что-то одно глобально, зашоренные в своем деле, выигрывают больше, чем те, которые мечутся. Таких примеров очень много. Дело в том, что разбросанность очень мешает сосредоточиться и сконцентрироваться на чем-то определенном и добиться в этом чего-то глобального. Например, до меня больше 40 лет кресло художественного руководителя Театра сатиры занимал Валентин Николаевич Плучек, замечательный режиссер, эрудированный человек и так далее. Он был стопроцентным человеком театра. Когда возникала необходимость снять спектакль на пленку, он просто пугался. Потому что не знал, что это такое. Он сидел здесь, в этом кресле, и зашоренно занимался театром всю жизнь. И стал Плучеком.

Риск – удел смелых
Риск – удел смелых людей. Если человек смелый и умный - риск правомочен. Умный высчитает степень возможности не проиграть и не накрыться. А если человек глупый и рисковый, то риск - это ужас, потому что можно здорово нарваться.
Риск – это поступок. Поступок связан с переменой, а что-то менять люди всегда боятся. Боятся менять семью, место работы, профессию. Сколько несчастных актерских судеб – тысячи! И я почти не помню случаев, чтобы актер, у которого не получилось стать ни Евгением Мироновым, ни Андреем Мироновым и так далее, сказал себе: «Да, не получилось, это не мое». Нет, не хотят – интригуют, завидуют. И сидят всю жизнь в этом болоте: озлобленные, несостоявшиеся люди. Почему? Потому что не могут, трусливо не могут сами про себя сказать «нет». И так - в любой профессии.

Прежде чем ответить – досчитай до пяти
Вот сейчас я рассказываю и, так сказать, пытаюсь умно рассуждать, анализировать. А на самом деле жизнь такова, что анализ часто возникает, к сожалению, уже постфактум. Когда ночью, после какого-нибудь спора или скандала, сидишь, думаешь, – ой, надо было сделать все не так. И проигрываешь еще раз эту ситуацию, и тогда, в этой проигранной ситуации, ночью — да, уже ты и остроумный, и резкий, и находчивый.
Нельзя сразу отвечать, надо считать до пяти. Досчитаешь – может, еще сообразишь что-нибудь. Но это – теория, а она, как известно, от практики очень отличается, потому что все равно высчитать все невозможно.

Изучить себя — всегда неплохо
Всегда лучше, если ты в себя веришь и себя хоть как-то знаешь. Себя вообще неплохо изучить. Это очень трудно, потому что человек - разный в разных ситуациях. Например, есть люди, которым не идет смеяться. Это стоит знать, и хихикать себе тихонечко. Есть люди, которым не идет громко кричать, в такие моменты они становятся очень противными – значит, кричать надо тихо. И так далее.
Я, к сожалению, человек незлобивый и добрый. Это совершенно несовременно. Потому что, сидя в начальственном кресле, быть добрячком – это значит, тебя могут посчитать идиотиком каким-то. Мои старшие товарищи и настоящие руководители учили меня, что надо действовать «кнутом и пряником». И что когда «кнут в руках у пряника», то это неправильно.
Андрей Александрович Гончаров, великий режиссер и руководитель, всегда говорил, что, для существования нормальной деловой и острой атмосферы в труппе, нужно, чтоб было «каждой твари по паре». Чтоб была всегда внутренняя опасность соревновательности. Он говорил, что все это надо из себя изживать. Но ничего не получилось. Потому что переступать через себя, и чтоб это было нарочно, тоже не получается. Орешь и бьешь кулаком по столу, а все думают: «А... прикидывается». И все сразу видно.

Зависть — это сразу злость
Есть одно качество, которое я из себя изжил совершенно. Это зависть. Одно из самых страшных качеств, совершенно физиологическое. Я сегодня не завидую ничему и никому. Это, наверное, плохо, потому что зависть – она, с одной стороны, очень будирует к действиям: «И я тоже!» А с другой стороны, зависть – это сразу злость и сразу интрига.
Но я завидую индивидуальному творчеству, индивидуальной работе, вне коллектива. Завидую. Если бы меня спросили, кем бы я стал, если бы мог начать жизнь заново, я бы ответил, что никогда бы не стал артистом. Потому что, я считаю, что это не мужская профессия. Быть хорошим хирургом – да, это профессия. Или быть, предположим, водителем такси. Хорошего такси, в хорошем, чистом городе, без пробок. О, какая профессия! Или хорошим писателем. Не лениться. Я вот писать не умею – ленюсь. Уже когда заставишь себя, обложишься бумагами, думаешь: «За что бы зацепиться, чтобы не писать?» «Ах, нету воды». Поставил воду. «Ах, надо еще кофеёчек». Поставил кофе. «Ах, собаки». Убрали собак. «Ах, надо звонить». Выключили телефоны, все. И когда уже все, уже не за что зацепиться, тогда все это — более реально.

Ошибки противные и обидные
Ошибки никогда не бывают стимулом движения вперед. Они всегда противные и обидные, понимаешь? А оправдывать свои ошибки – это, конечно, очень удобно, но не всегда получается. Я стараюсь оправдывать. А как жить иначе? Потому что, если все время ошибаться и говорить: «Ах, я опять ошибся, я опять ошибся», – можно повеситься. А тут ошибся – «нет уж, не так я и ошибся, как казалось бы». Уже легче.

Вранье – это вранье
Нельзя изменять самому себе. Это рефлекс, это не от ума – когда ты чего-то не можешь сделать. Тебе говорят: «Вот пойдите туда и скажите», – и ты понимаешь, что ты сделать это не можешь, даже не очень осознанно. Значит, твой организм, твое существо не может тебя сподвигнуть пойти, сказать это или сделать. А если ты идешь, значит, ты на это решился. Вот это важно. Думаю, «не могу» - это момент физиологический, а не умозрительный. Кто-то может, кто-то не может. Говорят, что есть масса вранья во имя чего-то, есть предательство, которое на самом деле не предательство, а умный ход, потому что он сам – дерьмо, и поэтому пусть ему будет хуже. Это все отговорки. Предательство есть предательство, вранье есть вранье, трусость есть трусость и так далее. А остальное – это все оправдание себя в незавидных ситуациях.

Меркантильнизм – тупое заболевание
Мания бывает разной. Можно маниакально пытаться познать что-то с точки зрения мироздания, эрудиции, побольше почитать. Можно маниакально стараться добиться неслыханного благополучия. Тогда она перерастает в меркантильность. Есть меркантилизм чисто «загребательный» – деньги, благополучие, машины, участки. Он не знает границ. Особенно сейчас, когда люди имеют возможность накопительства. Иногда смотришь и думаешь: «Куда? Ну, куда?»
Был тут как-то в гостях. Милый человек, пожилой, моего возраста. И у него - пятиэтажный особняк! Я ему говорю: «А там что, наверху?» А он мне: «Да я там не был ни разу. Я туда дойти не могу». А потом объяснил. Его особняк просто на полтора метра выше, чем соседний. И в этом — совершенно сегодняшнее, совершенно тупое заболевание.

(с) Елена ХАРО для журнала "Кампус"
Tags: Мастер-класс, мои интервью
Subscribe
promo silver_slider august 23, 2014 18:40 28
Buy for 100 tokens
Оказавшись в Лондоне после недели путешествий по небольшим английским городам, испытыываешь шок. Бегущий, меняющийся, стремительный. “Как много народу…”, - ворчишь, пристраиваясь в очередь за билетом в метро. Но знаешь: Уже через час тебя закрутит этот одержимый, живой и разноцветный поток людей…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments