silver_slider (silver_slider) wrote,
silver_slider
silver_slider

Category:

Интервью по средам. Вера Полозкова.



Вера - поэтесса, а не музыкант, но выступает с концертами и выпускает альбомы. Поэтому я решила это интервью тоже поместить в рубрику. Скажу честно: к поэзии я равнодушна. А вот общение с этой девушкой меня очень порадовало. Она действительно удивительная, как и ее стихи. Я боялась, что столкнусь со "звездной болезнью", но этого не случилось. Наша беседа состоялась летом 2011 года.

"Мне 25 — теперь можно драться на равных!"
Поэтесса рассказала «Кампусу» о новом альбоме, об Индии и о том, как бороться со злыми языками


Место встречи:
театр «Практика»
Продолжительность
разговора: 48 минут
Кто-то считает ее успех феноменом, кто-то злословит, а кто-то просто читает ее стихи и получает от этого удовольствие. Мы встретились с Верой после ее поэтического спектакля «Стихи о любви» в театре «Практика».
Поэт работает поэтом?
— Буквально на днях в продажу поступит твой новый альбом, уже второй посчету. Расскажешь?

— Эту книжку мы записали с Сережей Геогчаевым — профессиональным пианистом и очень хорошим композитором. Там еще будут живые инструменты. Будут басисты и барабанщики… У меня сейчас вообще бешеный график. Два спектакля в «Практике» — «Стихи о любви» и «Стихи про Москву». Спектакль в Театре.doc «Общество анонимных художников», который мы играем уже три года. Еще хочу на работу выйти. Телевизионную. Если с работой все сложится, она будет связана с таким количеством командировок, что я здесь практически перестану появляться.
— Кем сейчас работают поэты?
— Самыми разными людьми. И самое странное, что с ними может произойти, это если они начнут работать поэтами. Это как у Бродского в «Диалогах с Соломоном Волковым»: «Скажите, а Вы работаете поэтом?» — «Работать поэтом? А что же делать остальные 24 часа в сутки?» Вообще я считаю, что, если человек в здравом уме и твердой памяти может встать и сказать: «Здравствуйте, меня зовут Федор Степанов, я поэт», — это тревожный знак. Потому что никто такого про себя не знает до конца. И самое правильное — отвести этому занятию какую-то часть своей жизни, а деньги зарабатывать и социализироваться другим способом, чтобы не свихнуться. Так что кем только поэты не работают. И в издательском бизнесе, и программистами, и в рекламе, и в прессе, и редакторами сайтов… Я, например, долгое время была журналистом. Сейчас на это уже нет времени.
Вдохнуть поглубже и войти, как в реку
— Ты регулярно ездишь в Индию. За что ты так любишь эту страну?

— Она необыкновенная. Это Марс, это марсианская поверхность, и справиться с потрясением от увиденного в первые несколько дней невозможно. Там совершенно другая организация пространства, начиная с дорожного движения и заканчивая жильем и бытом. Вы оказываетесь на улице в Варанаси, крупном городе с трехмиллионным населением, очень старом, очень святом городе, там протекает река Ганг. Вы стоите на дороге и видите, как мимо вас на довольно большой скорости проносятся автомобили, рикши, груженные несколькими десятками пустых цистерн… Эти цистерны примерно в пять раз больше велосипедиста и его велосипеда. Коровы, байки, телеги, очень странные конструкции, на которых перевозят пассажиров, крытые повозки из погнутых ржавых прутьев... Все это не останавливается ни на секунду. Если вы оглянетесь вокруг, то увиди- те, что редкие светофоры заколочены фанерой и на них сушатся штаны — просто потому, что они никому не нужны. Поэтому вам нужно в какой-то момент вдохнуть поглубже и войти в эту дорогу, как в реку. И вы с удивлением обнаружите, что вас начинает обтекать по краям.
— Местные жители, наверное, силь- но от нас отличаются?
— Это запредельно неагрессивная для русского человека нация. За четыре месяца, что я там про- была, я ни разу не видела ни одной драки. Они могут обманывать по мелочам. Но настолько доброжелательных, настолько тонких, простых и готовых довольствоваться малым людей я себе никогда в жизни не представляла. Там ты вдруг понимаешь, что гонка твоя упирается в никуда, потому что для счастья нужно примерно вдесятеро меньше денег, чем ты себе придумал, и вдесятеро меньше еды, чем ты ешь. Потому что в Индии тебе хватает шести часов, чтобы выспаться, и тарелки салата, чтобы наесться. А еще я заметила, что если ты про кого-то вспомнил и тебе интересно, как у него дела, то ты его к вечеру обязательно встретишь — совершенно случайно. Это самочастотно, никто не знает, как это работает.
— Мистика?
— Немножечко. Я побаиваюсь людей, которые, условно говоря, ходят в разбитых скафандрах с потерянными навигациями по Индии. Это те, кто не возвращается, — десоциализированные европейцы, которые живут неизвестно на что, питаются неизвестно чем, ходят босыми и являют собой печальное зрелище. Поэтому я езжу в Индию, чтобы перезарядить баки и вернуться домой. Потому что знаю: если останусь, то утрачу свои важные бойцовские навыки, без которых не могу.
— В твоем «ЖЖ» я увидела фразу: «Всю зиму писала списки, что успеть до 25». 25 лет для тебя — важный рубеж?
— Немалый. В 25 лет организм заканчивает формироваться и начинается официальное старение — даже биологи это говорят. Плюс ко всему в 25 заканчиваются авансы, индульгенции и прочие волшебные вещи, из-за которых тебе все сходит с рук, вроде «посмотрим, что с тобой будет лет через 5», и официально снимаются любые ярлыки, выданные тебе- ребенку или тебе-подростку. Ты больше не вундеркинд, ты больше не начинающий кто-нибудь и не подающий надежды, тебе нужно уже по-настоящему пахать. И нет пути к отступлению. Для меня это важный рубеж, потому что примерно уже лет десять как все мне что-то приписывают — прочат либо очень трагическую, либо страшно сияющую судьбу, предрекают, прогнозируют… Наконец-то этот ад закончится, и я больше не буду юным дарованием, которое должно преданно смотреть в глаза и бояться ответить. Мне можно теперь драться на равных. И это очень круто, потому что я устала.
— Старшие товарищи учили жизни?
— Последние лет семь не было человека, который не посчитал бы своим долгом рассказать, к чему ведет популярность, что меня ждет, кто я такая, какую меру самозванства я имею. В «Википедии» до сих пор лежат ссылки на статьи, в которых меня купают в ведрах клеветы, ядов и гадостей. Там рассказано, чья я протеже, с кем сплю, кто за меня платит, кто меня катает, кто меня проталкивает в литературу, как я,
абсолютно потеряв стыд, ходила, распахнув ногой двери, в издательства и редакции, как на меня там косо смотрели, как меня проталкивали локтями в большую литературу. Сейчас это уже очень смешно, это можно пересказывать, как байку. А когда тебе 21 год и у тебя вышла первая книжка, все воспринимается очень остро.
— Как ты научилась с этим справляться? Панцирь?
— Это все работает только пока ты реагируешь. Пока тебя это задевает так, что ты готов написать ответ. Пока ты не поймешь, что эта цепная реакция будет длиться вечно. И как только ты это понимаешь, хочется сказать им: «Get a life, начните заниматься, наконец, своей жизнью, а не моей, потому что моя прекрасна, в отличие от вашей. Я в отличие от вас путешествую, разговариваю, пью с друзьями, играю спектакли, и мне хорошо, потому что мне всегда было плевать, кто неправ, кто козел, кто бездарь». Мне очень помогла Индия. Я отправилась туда первый раз в 2008 году и вернулась дру- гим человеком. Мне стало ясно, что ты становишься сам виноват, как только ты начинаешь играть в навязанные тебе игры, как только опускаешься до той же интонации, с которой они с тобой разговаривают. Потому что начинаешь спорить тем же голосом, каким они спорят, и в этот момент ты абсолютно им уподобляешься. И тебя больше не жалко, потому что ты множишь скорбь, ты сам участник этого всего. С каждым годом я все дальше и дальше от этого. Я и «ЖЖ» почти перестала читать. И теперь живу роскошной жизнью.
Tags: мои интервью
Subscribe
promo silver_slider august 23, 2014 18:40 28
Buy for 100 tokens
Оказавшись в Лондоне после недели путешествий по небольшим английским городам, испытыываешь шок. Бегущий, меняющийся, стремительный. “Как много народу…”, - ворчишь, пристраиваясь в очередь за билетом в метро. Но знаешь: Уже через час тебя закрутит этот одержимый, живой и разноцветный поток людей…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments