silver_slider (silver_slider) wrote,
silver_slider
silver_slider

Categories:

Мастер-класс по пятницам. Эдвард Радзинский



Эдвард Радзинский:
Господь взяток не берет
Знаменитый биограф императоров и философов утверждает, что успех – дело счастливых совпадений


Его рабочий кабинет больше напоминает музей. На стенах – старинные картины и наброски, на полках – удивительные издания XIX века, на столе – гусиные перья, которые вполне гармонично смотрятся рядом с ноутбуком. Сам хозяин – экстравагантный рассказчик с широкой улыбкой и блестящими глазами, занимает кресло напротив меня.

Кумиром детства был Наполеон
В 17 лет я точно знал, что буду писать книги. Я и в историко-архивный институт поступил, чтобы иметь свободное время. Я собирался написать историю Сталина, которого активно не любил, но очень хотел понять. Еще в школе я прочел его речи, и меня поразило, что те, кто стали впоследствии «врагами народа», до этого были друзьями народа! В какой-то из своих речей он именовал своим другом Бухарина, до этого - Зиновьева. В этом был особый цинизм, потому что в «Кратком курсе ВКП(б)», они назывались «козявками, которых раздавил народ». Уже тогда у меня не было никаких сомнений ни в той стране, ни в том строе, при котором я живу, ни в моем отношении ко всему этому. Но мне было интересно понять образ мысли деспота. Ведь моим кумиром в 11 лет был Наполеон. Лишь потом я понял, что он тоже был деспотом. И именно поэтому проиграл.

Человек – он всего лишь человек
В Риме был такой обычай – перед триумфатором, который возвращался после победы, бежали специальные люди и поносили его последними словами. Мне кажется, что это хороший и правильный обычай. Человек должен понимать, что он - всего лишь человек. И его успехи происходят не только благодаря его таланту, но и из-за случайных счастливых совпадений. Понимаете? На свете есть много очень талантливых людей, с которыми таких совпадений не случается. Поэтому многим людям, для того чтобы просто жить дальше, нужно объяснять себе, где плохо, а где - прекрасно и правильно.

Нормальная жизнь нормального человека
Был период, когда у меня сняли все пьесы. Вообще все - по всей стране. Причиной стала пьеса «Турбаза», которую поставили в Театре Моссовета. О турбазе в монастыре, где кладбище переоборудуют в волейбольную площадку, крест сдают в утиль, в фонд помощи Вьетнаму, и все время бегает какой-то человек, про которого говорят: «Или он тут сидел, или он тут воевал».
Это были 70-е. Пьесу показали три раза, потом приехало московское начальство, и начался дикий скандал. Эфрос, поставивший пьесу, получил инфаркт. А я – нет. Конечно, я был недоволен тем, что так получилось, но и сказать, что меня это сильно взволновало, нельзя. Ну, сняли и сняли. Со мной они ничего не могли сделать, потому что потребности у меня всегда были скудные, мне мало чего нужно в жизни. Нормальная жизнь нормального человека. В конце концов, когда началась «перестройка», у меня было девять спектаклей в Москве, мне всё разрешили. И в этот момент я ушел, потому что мне стало неинтересно.

Сократ в стране сталеваров
Я никогда и ничего не делал для зрителя. И меня скорее интересовал не успех, а возможность поделиться. Рассказать то, что я чувствовую, и то, что со мной произошло. Однажды я встретил Олега Ефремова, в то время – руководителя театра «Современник», и он меня спросил: «Чем занимаешься?» Я сказал: «Вот написал пьесу». – «О чем?» «О Сократе». Он посмотрел на меня совершенно дико, и произнес: «Что??? Вот прямо так и пишешь: "Сократ сказал…" И дальше идет твой текст?» Я тогда подумал, как все-таки хорошо, что я его не встретил раньше. Потому что если бы я сообразил всю дикость предприятия – пытаться говорить о Сократе в стране, где принято писать о сталеварах то, возможно, я даже не стал бы начинать. Но я писал. И это были на самом деле мои беседы с Сократом, и соображения, которые я вынес из этих бесед - в виде пьесы. Рассказав о философе, который шел до конца, мне захотелось рассказать об интеллигенте, который занимался компромиссами с властью. И я написал пьесу «Нерон и Сенека». Пьесу «Беседы с Сократом» «разрешали» шесть лет, пьесу «Нерон» – четыре года. В общей сложности 10 лет.

Любопытство за счет государства
Я всегда занимаюсь только тем, что мне было интересно. Как-то раз в начале «перестройки», когда вышла моя книга о последнем русском царе Николае, кто-то сказал, что я улавливаю конъюнктуру. Но они ошиблись. Потому что чтобы выпустить толстенную книгу о Николае в самом начале «перестройки», она должна была быть готова. Я начал писать ее в70-х, когда это считалось безумием. Я ходил в архив, объяснял, что я якобы пишу пьесу о падении Романовых, просил показать дневники их. Помню, что когда я взял эти дневники, многие странички оказались слепленными – похоже, их никто не открывал. Книга была подготовлена, когда это было делать нельзя - опасная по тем временам конъюнктура. Но я занимался тем, что удовлетворял свое любопытство за счет государства. Разве можно тут требовать какие-то дивиденды?

«Все вместе» не бывает
Когда к вам приходит большой успех, кого-то это должно очень не радовать. Да и вообще редко все складывается так, что вы получаете все одновременно. Помню, как был зол, когда после выхода пьесы «Беседы с Сократом» обнаружил, что в хвалебных статьях, которых вышло огромное количество, не звучит моя фамилия. Писали об актерах, о Гончарове, поставившем эту пьесу, журналисты описывали спектакль, цитировали: «Сократ сказал…»… Я тогда сказал нашему замечательному драматургу Арбузову: «Ну как же так, такой огромный успех, и так мало написано об авторе!». А он ответил: «А Вы хотели бы наоборот?»

Господь взяток не берет
Бизнесмены в России покупают футбольные команды, баскетбольные команды, поддерживают команды по биатлону… Они заняты. Все это очень важно для спортивного престижа, но абсолютно неважно для Господа Бога. Абсолютно. Господь к их достижениям в биатлоне и к удачам в футболе команды «Челси», и к покупке живописи, которую они сами не понимают, совершенно равнодушен. Важно, как помогли они убогим и сирым. А отвечать все равно придется. В особенности, если ты совершаешь какое-то преступление. Господь очень долго терпит, но очень больно бьет однажды. И взятками тут не поможешь. Потому что он взяток не берет. Нельзя совершить преступление, а потом построить монастырь, и считать, что все в порядке. Нет, этот монастырь не будет зачтен. Это я со всей уверенностью вам говорю. Будет зачтено только изменение души человеческой, если человек покаялся, и этот монастырь есть результат его покаяния. А дальше - другая жизнь.
Елена ХАРО
февраль 2011
Tags: Мастер-класс, мои интервью
Subscribe
promo silver_slider august 23, 2014 18:40 28
Buy for 100 tokens
Оказавшись в Лондоне после недели путешествий по небольшим английским городам, испытыываешь шок. Бегущий, меняющийся, стремительный. “Как много народу…”, - ворчишь, пристраиваясь в очередь за билетом в метро. Но знаешь: Уже через час тебя закрутит этот одержимый, живой и разноцветный поток людей…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments