silver_slider (silver_slider) wrote,
silver_slider
silver_slider

Category:

Интервью по средам. Эдмунд Шклярский



Эдмунд Шклярский: "С потусторонними силами заигрывать не советую"

Самый мистический рокер страны готовит концертную программу по новому альбому.
Декабрь 2008 года




В его песнях есть нечто потустороннее. Голос – иногда глуховатый, холодный, иногда – резкий и даже жутковатый. И имидж – под стать музыке. Узкое статичное лицо, минимум жестов и неизменные темные очки на глазах. Таким Эдмунд Шклярский был в 90-х, таков он и сейчас. Выпускник ленинградского Политеха, когда-то организовавший студенческую группу «Удивление», сейчас – легендарная личность. Его путь пересекся с «Пикником» в 1981 году. Потом «Пикник» играл на открытии Ленинградского рок-клуба. Но известность пришла к ним спустя несколько лет, после выхода винилового альбома «Иероглиф». «На все вопросы рассмеюсь я тихо, на все все вопросы не будет ответа… Ведь имя мое – Иероглиф, мои одежды залатаны ветром…» Так звучала заглавная песня с альбома. Тихая, загадочная и пронизывающая. Таковы все песни «Пикника». Всегда наполненные смыслом, иронией и особой философией, они вряд ли могут звучать, как фон, для светской беседы. А концерты… Они всегда разные. Новая программа «Пикника» «Новолуниие», которую они привезли в Москву в конце 2008 года, старых поклонников группы порадовала, а новых заворожила. Одни декорации чего стоили! Ночь. Большая полная луна. Прямо на тебя смотрит странное лицо, гримасы то и дело меняются…По признанию Эдмунда Шклярского, плей-лист составляли с учетом пожеланий посетителей официального сайта группы. А наша с ним беседа состоялась незадолго до концерта, в кафе гостиницы «Звездная», где группа останавливается уже не первый раз, когда приезжает в столицу. Шклярский показался мне человеком серьезным, солидным, неулыбчивым, умным и … совсем не мистическим.

Специально делаем все наоборот

— В вашей концертной программе нет песен из нового альбома. Почему?


— Исполнять на концертах новые песни мы планируем к весне. Сейчас вышел альбом, и хотелось бы, чтобы люди к нему привыкли. Как правило, музыканты обкатывают песни на концертах, а потом выпускают с ними альбом. А мы все делаем наоборот.

— Принципиально?

— Я просто помню свои впечатления от прослушивания на концертах каких-то новых песен. Слов, как правило, не разобрать, и большой радости не испытываешь. Незнакомый материал со сцены вообще, на мой взгляд, проходит мимо. Приятнее услышать вещь, которую ты уже немного знаешь.

— В вашем шоу снова много мистики. А с вами случались какие-то мистические истории?

— Не дай бог, и вам не советую. Мы не заигрываем с такими вещами.

— Значит, вы в них верите?

— Верите, не верите… Ясновидение, к примеру, это, как мне кажется, вполне реальная вещь. Но видеть вперед мне не хотелось бы. Идеально — видеть сегодняшний день. Максимум — на пару часов вперед, чтобы не забыть, во сколько ужин.

«Позвоните моей девушке — пусть пойдет на ваш концерт»

— У вас на сайте много интерактива. О чем народ пишет?


— На днях пришло письмо из Новгорода от молодого парня с рассказом: он собирается идти на наш концерт, а девушка его не втыкается в эту музыку. Он прислал ее телефон: «Позвоните ей, пожалуйста, попросите пойти со мной на концерт, иначе жизнь теряет смысл и я брошусь под поезд». Или еще: «Я федеральный судья, но я хочу петь. Мне надоело всех судить». Один раз депутат написал: «Возьмите меня в свою группу». Такие вот письма бывают. Но в основном приходят риторические вопросы. Ведь вопрошающий, как правило, не ответа ищет, а собеседника.

— А чем закончился проект клипа, составленного из прыжков, снятых на любительские камеры? Прием заявок закончен?

— Да. Это наш эксперимент. Мы попытались перевести энергию, так сказать, с разрушения на созидание. Наш сайт посещает много народа, вот мы и поставили задачу превратить общение во что-то материальное. Чего только нам не присылали: прыжки с мостов, с обрывов, разве что не на Луне. Один человек прислал видео, снятое в шахте. Говорит, что на поверхности нет ни сил, ни времени этим заниматься. Представляете: темно, ничего не видно, шахта, и он там с этим фонариком в каске прыгает — шахтер настоящий! Все вылилось в такой вот апокалипсис. Я даже не знаю, клип теперь снимать или кино полнометражное. Ведь все прыжки должны войти — в том-то и задача. А их — 150!

— На какую песню будет клип?

— Ее еще никто не слышал. Вся интрига в том, что ее не надо было слышать, иначе у человека была бы предвзятость и все было бы одинаковое.

Рок-клуб скорее жив, чем мертв

— Много лет назад вы играли на открытии Ленинградского рок-клуба. А что сейчас с ним происходит?


— На закрытии я пока не играл, так что он еще, видимо, жив. Иногда происходят какие-то торжественные отмечания вроде 20-летия, на котором мы, кстати, тоже играли. Несколько лет назад была волна, когда все хотели открыть рок-клуб заново. Но этого пока не наблюдается, иначе мне, наверное, не был бы задан этот вопрос.

— А нужен он был, этот рок-клуб?

— В советское время рок-клуб был, мне кажется, формальной причиной отмазаться от запрета властей, получить какую-то поддержку. Единственная площадка в городе, где можно было официально что-то свое играть. Так же и Московская рок-лаборатория. У них была миссия — продвигать молодые таланты. Это работало, пока все катилось само собой. А когда понадобилось прилагать какие-то усилия, а группы, которые там начинали, уже были способны самостоятельно гастролировать, все сложилось так, как сложилось. Ведь этим всем надо заниматься, а заниматься никому неохота.

В институте мы разыгрывали сотрясение мозга

— Вы учились в Политехе. Вспоминается ли какая-нибудь хулиганская история из времен студенчества?


— Однажды я расписал в общаге одну стену по просьбе живущих там ребят из группы. Потом ее потребовали замазать: картинки были мистические. А вообще больше всего запомнилось, как студенты, которых собирались отчислить из института, симулировали сотрясение мозга. Это был способ, испробованный несколькими людьми, целое представление. Человек наедается тортом до такой степени, что его тошнит, сразу набирается толпа одногруппников, которые изображают помощь и несут его на носилках… Один так хорошо насимулировал, что его чуть не отправили пункции какие-то брать. А вообще мои воспоминания о студенчестве — это благостное времяпрепровождение в компании людей, с которыми тебе комфортно.

— Почему вы выбрали Политех?

— Главная задача была пойти в институт, который ближе к дому расположен. Мой институт был через парк, никуда не надо ездить.

— По профессии, я так понимаю, вы никогда не работали?

— Работал. Как молодой специалист три года отсидел за столом.

— Бумажки перебирали?

— Да. Перебирал исправно. Это был проектный институт. Но как только три года прошли, я сразу оттуда сбежал. А тут перестройка случилась, она и помогла мне прекратить все эти связи.

— Вы часто играете в CDK МАИ, и в вашей аудитории много студентов. Сильно они отличаются от студентов вашего времени?

— Да ничем современное студенчество от нас не отличается. Кроме того что у них отняли мечту, которая была у нас.

— А какая у вас была мечта?

— Например, купить джинсы. Высокая светлая мечта, которой сейчас не осталось ни в каком виде. Нет сейчас запретного плода, к которому ты тянешься. Америка оказалась не такой уж красивой. Карибские острова не такими далекими. Все легко и доступно.

Tags: мои интервью
Subscribe
promo silver_slider august 23, 2014 18:40 28
Buy for 100 tokens
Оказавшись в Лондоне после недели путешествий по небольшим английским городам, испытыываешь шок. Бегущий, меняющийся, стремительный. “Как много народу…”, - ворчишь, пристраиваясь в очередь за билетом в метро. Но знаешь: Уже через час тебя закрутит этот одержимый, живой и разноцветный поток людей…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments